БуреяГЭСстрой
БуреяГЭСстрой English Один из самых крупных, мобильных и слаженных коллективов профессиональных гидростроителей России. Безупречное качество работ и высокая культура производства
English Контакты Реализация Потребности Партнеры Услуги Объекты Акционерам О компании Новости E-mail: bgess@bgess.ru 675003, Амурская область, г.Благовещенск, ул. Зейская, 301. Телефон: 8 (4162) 52-48-96





Новости

В гареме свои законы

   Рассказывают, что у одной мусульманки умер муж, и она повторно вступила в брак. Новый супруг часто колотил её по поводу и без такового. Но как-то, войдя в её комнату, он услышал молитву супруги: “О, всемогущий Аллах! Не дай умереть моему мужу, а мне выходить замуж в третий раз”. Мусульманин удивился и спросил, чем обусловлен такой неожиданный характер молитвы. “Первый муж, - ответила жена правоверного, - только ругал меня, ты начал бить. Но если ты умрёшь, третий муж, наверное, порешит меня”.

Таков восточный юмор. А как там у них на самом деле? Ведь смена мужей – не самое страшное, а что, если девушка попадёт в гарем?.. Но и гаремы не одинаковые. Заглянем, например, к турецкому султану недавнего прошлого – как у них-то с сексом, о котором нынче столько разговоров. Почему “прошлого”? – да ведь у султанов тоже была своя перестройка, и они в своё время лишились части привилегий. Нет, кроме шуток, в 1909 году в Турции, по крайней мере, на эти заведения или, точнее, институты вышел запрет. Есть слухи, что возмущению евнухов, кормившихся при гаремах, не было предела, они стали борцами за права – свои и недавних подшефных. Ничего не вышло, наложницы вернулись к родственникам (если таковые нашлись), а их слуги были вынуждены сменить профессию – переквалифицироваться, как нынче говорят.

Интересные изыскания на этот счёт принадлежат некоему К. Белшевицу. Последуем за его находками.

Заняться поисками Белшевица заставила мысль, что мир наш построен не очень справедливо: от каждого по способностям, но каждому – только по одной жене. То ли дело на Востоке. Вник в суть проблемы, и оказалось, что те же турецкие султаны оклеветаны, ибо они никогда, в обозримом прошлом, многожёнцами не были. Вот так, однако, как же… а гарем? Да в том-то и штука, что обитательницы гарема, его личный состав, говоря языком военных канцелярий, с точки зрения закона, следует отнести к рабскому персоналу, предназначавшемуся для обслуживания повелителя. Более того, ни один султан за целых шесть веков вообще ни разу женат не был... Понятное дело – зачем ему такая обуза, как та, на которую намекают в одной из песен ещё советского кино: где много жён, там такое же количество тёщ.

С женой и сейчас много хлопот. А что же султаны, как они управляли своими наложницами, которых было по несколько сотен? Белшевиц утверждает, что в нерешительности владык обвинять не приходилось – они за малейшее прегрешение (а то и просто по навету) приказывали, кому положено лишать жизни красавиц. Обряд был нехитёр и продержался долго: женщину топили в мешке с камнями, под присмотром главного евнуха бросали осуждённую в тёмные воды залива. Стенька Разин был не оригинален, хоть его княжна – персиянка.

Чем же занимались султаны в свободное от государственных дел время? Сообщают, что Мурад III, получивший от отца богатую империю "от Персии до Адена” и имевшую развитой рынок, изобретал комбинированную мебель, что и определило, согласно злым языкам, его место в истории. Для тех, кто интересуется, хорошей ли была мебель по султанским задумкам, поясняют, что сведений о качестве нет, но вот в функциональном плане, всё было в порядке: обычный трон, испокон века служивший не только сидению, но и символом высшей государственной власти, в мгновение ока трансформировался в... ложе любовных утех. Так что, можно предположить, нынешнее кресло-кровать – оттуда.

Прослушав доклады сановников, подписав, что следует и, приняв кого нужно, правитель давал знак, по которому визирь и прочие покидали помещение, опускался шелковый занавес, и к делу приступали евнухи. Фавориткой султана Мурада означенного была некто София из Венеции. Так случалось часто – любимой наложницей оказывалась иностранка, и владыки любили разнообразие... Нравилось это аборигенкам или нет – у них, скорее всего, не спрашивали. В разное время предпочтение отдавалось то украинке Роксалене, то и вовсе двоюродной сестре наполеоновской Жозефины – Накшадиль.

Так вот, Мурад этот самый оказался однолюбом, что не было принято на Востоке, и если бы не придворные интриги, прекрасная итальянка София могла бы попросту называться гражданской женой – она в течение десяти лет была у султана единственной. Недостатка в наложницах, между тем, не ощущалось никогда: гарем содержался в порядке и насчитывал около трёхсот особ женского пола. Наверное, София вмешивалась в решение государственных вопросов, возможно, влияла на кадровую политику при дворе. А кому такое понравится. Вместе с матерью владыки сановникам Оттоманской империи всё же удалось низвержение фаворитки. Султан смог вернуться к исполнению вековых традиций гаремных “игр”, ибо это считалось добродетельностью.

Подобным правилам приходилось подчиняться всем султанам Турции.

Но они умели и повеселиться. В летописях отмечено, как один из правителей рассеивал хандру. Упоминается о его единоличных приговорах, так вот, он велел за одну ночь кинуть в воду весь состав гарема. Самодур, разумеется, но разве у нас, у цивилизованных, такое не случается – пусть и с одной супругой.

У султанов бывали свои трудности. Например, после обеда они не имели возможности сразу видеть собственных любимых, ибо придворный этикет предписывал обязательное посещение матери, но, известное дело, женщины разговорчивы. Приходилось ждать и томиться. Зато после непременного визита устраивался, говоря современным языком, “конкурс красоты”. Наложниц проводили мимо султана, как мимо купца – лошадей. Обряд выбора был несколько интересней и, совершенно очевидно, интимней, по крайней мере, не присутствовала “пресса”, не сверкали “блицы”, вообще посторонние не допускались. Зато султану достаточно было показать пальцем... После чего он снова вынужден был ждать и ждать.

Дело в том, что за выбором следовали многие процедуры, носившие не только ритуальный, но и гигиенический, и эстетический характер. Двадцать, так утверждает К. Белшевиц, рослых девиц-банщиц, встречали избранницу в своём заведении и приводили в почти стерильное состояние, после чего с ней занимались евнухи-массажисты, ослеплённые на всякий случай (хотя, о каком “случае” могла идти речь, ведь евнухи же). За евнухами, разминавшими мышцы и восстанавливающими упругость кожи, следовали... брадобреи. Нет, красавицы усов не носили, и всё же, у них удалялись все (!) волоски на теле. А потом маникюрщики, педикюрщики, парфюмеры. Последними оказывались парикмахеры, они, кроме причёски, красили брови той, что должна предстать высоким очам.

Два-три часа, никак не меньше, требовалось на все указанные процедуры. А султан терпел. Вот где культура-то...

Ночь, проведённая с повелителем, поднимала наложницу на новую ступень в их рабской иерархии. Незамеченные султаном девицы ютились по десятку в маленькой комнатушке, своего “звёздного часа” дожидалась не всякая. Однако стоило рабыне родить сына, и она получала право на персональную виллу, ей было положена отдельная свита и титул – кадина.

Женщина, родившая первенца, считалась главной – женой - не женой, но главной, что обязывало султана посвящать ей буквально все ночи с четверга по пятницу. Это не было привилегией – законное право матери наследника. Приходилось стараться. Смотрите сайт нашего друга: секс порно жесть на сайте ПорноЕлена.


Фотогалерея